Захра Везирова: «Вы не одиноки»

Когда возраст или болезнь не позволяют человеку самостоятельно заботиться о себе, то родственникам, которые берут на себя труд ухода за ним, приходится менять привычный образ жизни и сталкиваться с новыми для них задачами и ситуациями. Это повышенная психологическая нагрузка, напряжение и усталость от тяжелой и однообразной работы по уходу, широкий спектр отрицательных эмоций: ощущение своей несвободы, беспомощности рядом со страдающим человеком, раздражение и злость, чувство вины за раздражение, ожидание конца и, одновременно, страх перед ним. Как же предотвратить эмоциональное выгорание? Можно ли организовать уход за человеком таким образом, чтобы разгрузить родных, передав часть обязанностей специализированной организации?

Выход есть. Сегодня в Баку действует патронажная служба Dayaq, которая предоставляет услуги квалифицированных специалистов для индивидуального ухода за престарелыми, людьми с ограниченными физическими возможностями, пациентами, нуждающимися в длительном уходе. Мы побеседовали с соучредителями и руководителями этой службы – Нармин Махмуд и Захрой Везировой.

Расскажите, пожалуйста, о вашем проекте. Как он был создан, какие цели преследует?

З.В.: Идея возникла давно, причем сначала – у каждой из нас по отдельности. Я по профессии – врач-реаниматолог и прекрасно знаю, что современная медицина позволяет сохранить жизнь многим пациентам, которые прежде считались бы безнадежными. Однако остаться в живых далеко не всегда означает вернуться к полноценной жизни: случается, что из стационара человек выходит тяжелым хроником. И тогда возникает вопрос: что делать после выхода человека из больницы? А решать этот вопрос приходится родственникам пациента. Они оказываются в очень тяжелой ситуации, не знают, куда и к кому обращаться. Именно на этом этапе может помочь патронажная служба, услуги которой становятся все более востребованными.

В самом начале это была только идея, я еще не представляла, как воплотить ее в жизнь. От идеи до ее воплощения мы прошли большой путь. Пусть теперь Нармин ханум расскажет свою историю.

Н.М.: Наши пути однажды пересеклись. Я тоже наблюдала за подобными ситуациями и понимала: существует острая нехватка постстационарной помощи. Невольно задумалась о том, что будет, если у меня в семье окажется больной и я сама столкнусь с этой проблемой. Есть те, кто может самостоятельно ухаживать за пациентом, а что делать, если такой возможности нет?

Потом я познакомилась с Захрой и нашла в ее лице единомышленника. Изучив опыт других стран, мы пришли к выводу, что можем многому научиться у зарубежных коллег. Так, например, в Финляндии четко разработана система организации патронажной помощи на дому пожилым людям, а также пациентам, проходящим период реабилитации.

Как строится ваша работа?

Н.М.: Мы занимаемся организацией ухода за людьми, которые после выписки из больницы проходят реабилитацию дома, а также за людьми с хроническими заболеваниями, за пожилыми, чье состояние требует постоянного наблюдения и заботы.

У нас работает профессиональная команда – они и есть наша основная движущая сила, именно эти люди – лицо нашей компании и залог успеха нашего общего дела. Здесь собрались единомышленники, энтузиасты своего дела – ведь без такого настроя невозможно работать с людьми. Разумеется, мы должны быть уверены в каждом из наших сотрудников и тщательно проводим отбор. Лишь те, кто успешно прошел собеседование и медицинское освидетельствование, переходят на следующий этап – это тренинги по работе с подопечными, которые ведут зарубежные и местные специалисты.

Надо заметить, что подобные услуги существовали в Баку и до нас, но они не были структурированы, отсутствовала система.

З.В.: Действительно – многие готовы совершить «однократный» подвиг, но не все способны выстроить схему, создать модель, просчитать риски, вникнуть в терминологию, подключить накопленный опыт и компетенции, выстроить эффективную модель управления, создать инфраструктуру, интегрировав опыт зарубежных стран и не забывая при этом о местных реалиях и о человеческом факторе.

Мы придаем огромное значение подбору сотрудников. На первом плане у нас медицинский персонал, то есть те, кто непосредственно осуществляет уход. В большинстве своем, это медсестры, имеющие опыт работы в отделении реанимации, а также те, кто многие годы жизни отдал уходу за пожилыми пациентами на дому.

Н.М.: Мы используем системный подход. Что под этим подразумевается?

З.В.: Лучше пояснить на примере, чтобы было понятно. К нам в колл-центр поступает звонок, координатор со слов родственников заполняет анкету на больного, определяет его физический статус, то есть его текущее состояние, отмечает сопутствующие заболевания и так далее. После этого мы, совместно с главной медсестрой (она руководит командой наших патронажных сестер), обсуждаем кандидатуру сотрудника, который сможет работать с данным больным. Затем приезжаем на место, определяем тяжесть состояния пациента, для чего пользуемся специальными оценочными индексами и шкалами. Если мы замечаем, что в доме чего-то не хватает для полноценного ухода за подопечным или что-то угрожает его безопасности, то даем соответствующие рекомендации родственникам больного. Следует отметить, что мы не принимаем во внимание тяжесть самого заболевания. Мы оцениваем именно степень самообслуживания: насколько самостоятельно пациент может передвигаться, принимать пищу и так далее. После оценки состояния больного и ситуации в доме мы собираемся в офисе и составляем программу ухода за данным больным. Нужно отметить, что, если пациенту назначены какие-то медицинские процедуры, то они вне нашей компетенции. Мы можем напомнить человеку о необходимости принять то или иное лекарство, но никаких медицинских манипуляций не проводим. Эта наша позиция на сегодняшний день. После назначения работника и начала процесса ухода мы постоянно следим за тем как идет работа, главная медсестра регулярно проводит мониторинг.

Н.М.: Да, координация действий постоянная. Мы все время общаемся с родственниками больного. В этом, наверное, наше главное отличие от других организаций, которые предлагают аналогичную помощь.

Скажите, есть ли какие-то особые критерии для отбора сотрудников, которых вы принимаете на работу?

З.В.: Есть профессиональные критерии – опыт работы, умение оценить состояние пациента, уловить его малейшие изменения, сориентироваться в сложной или даже критической обстановке. Немаловажным фактором является и психологическая подготовленность патронажных сестер.

Каждый кандидат обязательно проходит собеседование с психологом. Случались ситуации, когда мы вынуждены были отклонять кандидатуры высокопрофессиональных сестер, не прошедших предварительный отбор в ходе психологического тестирования. Для меня, честно признаюсь, это в определенной степени стало неожиданностью. При работе с патронажными сестрами, помимо профессиональных тренингов, мы большое внимание уделяем психологической подготовке наших сотрудников.

Н.М.: Кроме того, у нас предусмотрены специализированные тренинги по общению с больными, страдающими болезнью Альцгеймера и Паркинсона – ведь в этих случаях своя специфика течения болезни, и патронажные сестры должны обладать соответствующими навыками.

Какую именно работу ведут патронажные сестры с больными?

З.В.: Наша работа – это весь график жизни пациента на протяжении суток, в зависимости от его способности к самообслуживанию. То есть, начиная с застилания постели утром, водных процедур и заканчивая развлечениями и играми. Последние пункты очень важны. У нас была ситуация, когда пациент находился в глубокой депрессии после полученной травмы. После прохождения программы он приобрел уверенность в себе, стал выходить на улицу, гулять. Поэтому одной из наших основных задач является вселить в больного веру и надежду, предотвратить уход в себя.

Хотя вы лишь недавно начали свою работу, все равно хотелось бы спросить: есть ли уже какие-то успехи?

Н.М.: Мы начали свою деятельность в июле 2018 года. Не прошло еще и года, но за этот короткий срок мы уже стали достаточно узнаваемыми: о нас знают, нам звонят, на нас полагаются, нас благодарят. Поэтому можно сказать – да, мы достигли положительных результатов. Но мы не останавливаемся на достигнутом. У нас есть определенные цели, в частности, просветительские. Мы организуем тренинги для родственников больных с когнитивными нарушениями, болезнью Альцгеймера, Паркинсона и пр. Наша организация выполняет также функции информационного центра и службы поддержки. Такую просветительскую деятельность мы считаем своей миссией.

З.В.: В ряде случаев наша поддержка рассчитана на определенное время, за которое мы стремимся обучить родственников больных тому, как ухаживать за ними. Порой родственникам больных нужно просто отдохнуть. Мы понимаем, что в Азербайджане по традиции принято брать уход за больным членом семьи на себя, - это замечательная черта. Но иногда и родным нужен отдых. И мы берем этот груз на свои плечи. Иногда нас приглашают на ограниченный период, и мы знаем, что за это время нам нужно обучить родственников тому, как правильно вести себя с больными.

Были ли у вас сложности при организации проекта?

Н.М.: Сложности, в первую очередь, были связаны с тем, что понятие патронажной службы и патронажной сестры – новое для Азербайджана, несмотря на то, что у нас испокон веков присутствует уважение и трепетное отношение к старшим. Даже сейчас мы порой сталкиваемся с некоторым непониманием.

З.В.: Мы объясняем, что можем обеспечить достойный уход за пациентом в домашних условиях, что позволяет родственникам сохранить душевные и физические силы, а подопечному – достойно жить, а не существовать.

Какие планы у вас на 2019 год?

З.В.: Как говорит Нармин ханум, у нас очень амбициозные планы (хотя я боюсь этого слова). Полностью разделяя ее энтузиазм, я – в силу специфики своей работы – выскажусь несколько осторожнее. Мы бы хотели, прежде всего, ввести в обиход понятие патронажной службы и определить ее концепцию, разъяснить обществу ее значимость, и, установив высокую планку, доказать полезность и необходимость патронажной службы.

Н.М.: На Западе это понятие знакомо практически каждому, в университетах существуют отдельные факультеты по подготовке патронажных сестер. Мы хотим, чтобы в ближайшее время все это появилось и в нашей стране. Это даст толчок для молодых людей, которые будут понимать, что есть такое благородное социальное направление, где они могут оказать реальную помощь людям.

Ваша работа очень сложна и ответственна. Трудно ли руководить такой организацией, как ваша?

Н.М.: В основе проекта лежит идея сострадания к людям, а когда во главе угла такая благородная идея, все технические моменты отходят на второй план. Мы считаем, что у нас не будет непреодолимых проблем, пока нами движет подобный мотив.

З.В.: Мы очень благодарны вам за этот вопрос. Старение близких существенно меняет образ жизни и атмосферу в семье, однако об этом предпочитают не говорить. Серьезные проблемы, возникающие в доме, где есть пациенты с деменцией, болезнью Альцгеймера и прочими когнитивными нарушениями, являются табуированной темой.

Нужно иметь в виду, что появление в семье маломобильного пожилого или тяжелобольного человека влияет на все сферы жизнедеятельности семьи, заставляя родственников перестраивать свой распорядок дня, осваивать новые навыки, осуществляя круглосуточный уход за болеющим человеком. Главное здесь — разумно распределить силы и свои возможности. От того, насколько родственники способны понять и принять связанные со старением изменения у их близких и справляться с ними, насколько быстро сможет прийти на помощь профессиональная команда патронажной службы и социальных работников, зависит не только здоровье пожилых людей, но и психологическое состояние тех, кто за ними ухаживает.

Сейчас, через ваш журнал, я хотела бы обратиться к семьям, которые оказались в этой непростой ситуации. Мы понимаем всю ее сложность. Не исключено, что вы испытываете растерянность, бессилие, страх. Но вы не одиноки: мы можем помочь вам отдать долг родителям, позволить им сохранить интеллектуальную активность, удовлетворить их потребность быть выслушанными и понятыми, почувствовать себя нужными и занятыми, ощутить свою значимость, достойно провести годы, отпущенные им судьбой.

Анвар Мамедов