Иран отказывается от европейского механизма обхода санкций. Система INSTEX, которую европейские страны торжественно представили 1 февраля, как оказалось, не предполагает денежных платежей.

Глава судебной власти Ирана Садик Лариджани заявил, что Тегеран не согласится на унизительные условия европейского механизма расчетов INSTEX, сообщает Вести.Экономика со ссылкой на иранское агентство Tasnim.

"После девяти месяцев промедлений и переговоров европейцы создали механизм с ограниченной компетенцией - не для обмена денежными cредствами, а для обмена продовольствием и лекарственными препаратами", - заявил Лариджани, выступая на собрании высокопоставленных представителей судебной власти Ирана.

"Эти страны должны знать, что Иран ни в коем случае не примет эти унизительные условия", - приводит его слова "Интерфакс".

В действительности мы видим, что предложенный механизм - это, по сути, система бартера, которая и так действует в условиях санкций, так что европейцы никакого прорыва не совершили.

Кроме того, Лариджани отметил, что европейцы установили для Тегерана два "странных условия" - о необходимости присоединения Ирана к Группе разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF), а также о вступлении в переговоры по ядерной программе.
Cанкции в отношении Ирана были введены 5 ноября, правда, до мая 2019 г. многим странам были даны послабления, которые позволяли продолжить покупки нефти у Ирана. Но и здесь есть нюансы: средства от продажи нефти Ираном блокируются на специальных счетах, и США позволяют стране направлять их лишь на покупку продуктов питания и медикаментов.
Как видно, европейцы не предложили никакого революционного решения.

За год, по данным Reuters, экспорт нефти из Ирана рухнул почти в три раза и сейчас не превышает 1 млн баррелей в сутки.

Напомним также, что госсекретарь США Майк Помпео в сентябре выразил "обеспокоенность и глубокое разочарование" решением Евросоюза о создании SPV, а в декабре пригрозил: "Вашингтон готов наказать любого нарушителя, и Евросоюз не станет исключением".

Между тем, Китай, как считают эксперты, постепенно поглощает нефтяную отрасль Ирана. Усиление роли Китая в энергетическом секторе Ирана будет обусловлено стратегической целью Китая по обеспечению энергоресурсов для удовлетворения своих будущих потребностей и потребностью Ирана в иностранных инвестициях.

Китай является не только крупнейшим торговым партнером Ирана, но и главным покупателем иранской нефти, а значит, и ключевым игроком, заполняющим вакуум после ухода западных компаний из Ирана.

Прошлый опыт работы с китайскими компаниями нефтяного сектора неутешителен для технократов Ирана. В 2014 г. Тегеран остановил реализацию крупного нефтяного проекта Azadegan с китайской компанией CNPC, так как его не устраивал достигнутый прогресс.

В январе появились сообщения СМИ о том, что в прошлом месяце китайская государственная компания Sinopec предложила Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) инвестировать $3 млрд в нефтяной сектор Ирана. Понятно, почему Иран приветствовал бы такой план в нынешних условиях, но не менее важно оценить мотивы Китая.

Можно рассматривать китайскую инициативу в геополитическом контексте, то есть как такой план может укрепить позицию Пекина в переговорах с Вашингтоном по поводу текущих торговых переговоров между США и Китаем.