В ЕС окончательно утвердили проект поправок к Газовой директиве, которые прорабатывались еще с 2017 года. Ранее обновленную версию документа поддержал Европарламент. ТАСС рассказывает, что изменилось и повлияют ли нововведения на реализацию "Северного потока — 2".

Что такое Газовая директива ЕС?

Вообще директивы — это законодательные акты, обязывающие страны — члены ЕС принять меры для достижения целей, указанных в директиве. И так называемая газовая в числе других документов Третьего энергетического пакета нацелена на либерализацию европейского энергетического рынка.

Главным образом этот пакет ограничивает монополии поставщиков газа и электричества, которые владеют путями доставки ресурсов к потребителю — газопроводами, ЛЭП и т.д. — и могли бы таким образом блокировать поставки конкурентов.

Какие поправки утвердили европейские власти?

Речь идет о компромиссном варианте, который отстояла Германия. А именно — доработанная директива распространяет требования Третьего энергопакета на морские газопроводы, приходящие в ЕС из третьих стран. Несмотря на формулировки о "третьих странах", очевидно, что в одной из главных целей поправок остается "Северный поток — 2".

Таким образом, по нормам Третьего энергопакета, оператором газопровода должна стать независимая от "Газпрома" компания (нынешний оператор строительства Nord Stream 2 AG, принадлежащий "Газпрому", для этого не подходит — прим. ТАСС), а 50% его мощности должно быть зарезервировано для других компаний.

Но Германия добилась того, чтобы решение об исключении проекта из этих норм принимал не Брюссель, а та страна ЕС, на чью территорию и выходит трубопровод. То есть в случае с "Северным потоком — 2" — это как раз ФРГ. С учетом того, что страна остается одним из основных европейских сторонников проекта, эксперты уверены, что Москва с Берлином смогут договориться в случае необходимости. С другой стороны, Германии нужно будет придумывать аргументы, почему нужно вывести российский газовый проект из-под европейских требований, и согласовывать их с европейскими властями.

В таком виде изменения могут помешать "Северному потоку — 2"?

Поправки действительно ужесточают требования к проекту "Газпрома", но не должны привести к его блокировке.

Оператор строительства газопровода Nord Stream 2 AG сообщил, что оно продолжается в плановом режиме. "Соглашение о внесении поправок в Газовую директиву не меняет правовые рамки строительства "Северного потока — 2", — заявил официальный представитель компании Йенс Мюллер. Ранее инвесторов волновала именно неопределенность относительно возможного изменения сроков реализации проекта и изменение правовой ситуации вокруг него.

Еще до принятия текущей директивы российский министр энергетики Александр Новак неоднократно выражал уверенность, что она не повлияет на "СП — 2". Об этом же говорил и постоянный представитель России в ЕС Владимир Чижов.

Йенс Мюллер напомнил, что сначала законопроект должны опубликовать в Официальном журнале ЕС, вступит в силу он еще через 20 дней, а после у стран — членов союза будет девять месяцев, чтобы внедрить его у себя.

Девять месяцев — это быстро? Зачем такая спешка?

ЕС рассчитывает закончить все технические процедуры до конца 2019 года, чтобы модифицированная Газовая директива вступила в силу до запуска "Северного потока — 2". Тогда ее действие распространится и на этот проект — его как раз планируют ввести в эксплуатацию к этому же сроку. Впрочем, правила в любом случае будут распространяться и на новые, и на уже работающие трубопроводы.

В Nord Stream 2 AG уточнили, что будут наблюдать за процессом вступления документа в силу.

А как еще новые нормы могут повлиять на "СП — 2"?

Когда только анонсировали компромиссный вариант поправок, опрошенные ТАСС эксперты предположили, что "Газпром" наверняка сможет использовать "Северный поток — 2" на полную мощность. Как раз потому что Германия не будет требовать от компании доступ к газопроводу для других поставщиков. Так же думают и некоторые американские аналитики, которые впрочем этим недовольны — по мнению колумниста Bloomberg, экспортная монополия "Газпрома" давно устарела, и компании стоило бы соблюдать европейские законы без каких-либо исключений.

Впрочем процедура получения такого исключения достаточно длительная и требует согласования с другими странами союза, предупреждают аналитики. С другой стороны, у России уже есть подобный успешный опыт — с газопроводом Opal (ответвление "Северного потока"). Тем более Европа заинтересована в сохранении стабильных и высоких объемов поставок российского газа, напоминают специалисты.