Потребление нефти может упасть на 20-30% в ближайшие месяцы из-за пандемии коронавируса, сообщает ТАСС

Инициатива президента США Дональда Трампа искать решение для стабилизации рынка нефти совместно с Россией и Саудовской Аравией не обречена на провал, говорят опрошенные ТАСС эксперты. Все стороны страдают от обесценивания нефти. Добиться реального сокращения добычи на равных условиях им будет сложно, но садиться за стол переговоров, чтобы дать рынку позитивный сигнал, нужно уже сейчас.

Повод для перемирия

Потребление нефти глобально может упасть на 20-30% в ближайшие месяцы из-за пандемии коронавируса. Карантинные меры, принимаемые во всем мире для борьбы с распространением инфекции, почти полностью остановили авиасообщение, снизили транспортную мобильность. Цена нефти Brent побила 20-летний рекорд, опустившись в отдельные моменты до $22 за баррель. Развал сделки ОПЕК+, в рамках которой Россия и Саудовская Аравия сокращали добычу на протяжении трех с лишним лет, только ускорил развитие катастрофических событий на рынке нефти.

Примирить бывших союзников неожиданно попытался Трамп, который заявил, что низкие цены на нефть губительны для такой важной для страны отрасли, как добыча сланцевой нефти. Переговорив по телефону с президентом России Владимиром Путиным и наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом, американский лидер пообещал найти выход из ситуации совместными усилиями трех нефтяных держав.

Но если российско-американские консультации уже продолжились на министерском уровне, то со стороны Эр-Рияда ответной реакции на предложение Вашингтона пока не последовало. По информации Bloomberg, королевство выступает против каких-либо согласованных действий на рынке нефти в сложившихся обстоятельствах.

Трехсторонние переговоры

Успех возможных трехсторонних переговоров во многом будет зависеть от того, какую функцию в них готовы взять на себя Соединенные Штаты, говорят беседовавшие с ТАСС аналитики. "Если они просто намерены выполнять роль посредника, да еще и потряхивая санкционной дубинкой - это одно. Совсем другое дело, если они собираются быть полноценным участником переговоров и им придется взять на себя обязательства по регулированию добычи", - рассуждает директор по исследованиям Vygon Consulting Мария Белова.

Однако представить, что США могут обязать частные нефтедобывающие предприятия ограничивать добычу, почти невозможно, соглашаются эксперты. Структурно рынки во всех трех странах очень разные, объясняет аналитик "Финама" Алексей Калачев. Если в Саудовской Аравии фактический контроль над единственной добывающей компанией принадлежит королевской семье и любое решение будет тут же реализовано, то в России с нефтяными компаниями, даже с теми, где есть государственный контроль, надо договариваться, напоминает он. "А в США все еще сложнее: там тысячи мелких компаний, которыми невозможно управлять, никакие договоренности на них не распространяются. Другой вопрос, что в условиях низких цен они сами могут начать сокращать", - заключает он.

Теоретически власти Штатов могут регулировать добычу системой налогов и льгот, допускает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Но любые навязанные ограничительные меры в США могут вызвать только недовольство сектора и, как следствие, волну исков к федеральным властям, полагает Белова.

Сокращать добычу без участия Саудовской Аравии не имеет смысла, единодушны эксперты. "Обладая свободными мощностями в объеме 2-3 млн баррелей в сутки, Saudi Aramco может свести на нет все усилия других стран по ребалансировке рынка", - говорит директор отдела корпораций международного рейтингового агентства Fitch Дмитрий Маринченко. "Договариваться нужно только втроем. На таком обвалившемся спросе преимущества только у производителей с самой низкой себестоимостью, а это весь Персидский залив. Они свой рынок и так получат, а мы и США будем вынуждены сокращать", - добавляет Калачев.

Саудиты в конечном счете будут вынуждены согласиться, убежден глава отдела стратегий на товарно-сырьевом рынке Saxo Bank Оле Хансен. Во-первых, продавать заявленные 12,3 млн баррелей в сутки на рынке, фактически утопающем в нефти, практически невозможно. "В результате ты будешь вынужден продавать меньше и по самой низкой цене", - поясняет он. Во-вторых, из-за коронавируса Саудовская Аравия может недополучить доходы от паломничества мусульман в Мекку и Медину, что ежегодно приносило ей до $12 млрд в год или 7% ВВП.

Сбалансировать рынок

Чтобы сбалансировать рынок во втором квартале и избежать переполнения товарных хранилищ, добыча должна упасть как минимум на 5-10 млн баррелей в сутки. Это может произойти за счет добровольных договоренностей, либо добыча вынужденно упадет на наиболее дорогих месторождениях, считает Маринченко из Fitch. С ним соглашается Хансен, который говорит, что без изменения ситуации мировые хранилища нефти переполнятся в течение ближайших трех месяцев, а цена нефти на таких ожиданиях может упасть и до $10-15 за баррель.

Если добровольное сокращение добычи в рамках потенциального тройственного союза сложно реализуемо, то стороны могли бы заключить некую формальную сделку, рассуждает Калачев. "Рамочное соглашение, некое распределение квот, пропорциональное снижение добычи. Саудиты могут в приказном порядке сократить, мы - в договорном, а в США это будет естественное сокращение, компании могут договориться о пропорциональном снижении внутри страны", - считает он.

Впрочем, если спрос на нефть упадет на 20-30 млн баррелей в сутки, то сокращать добычу в таких условиях нет никакого смысла, убеждена директор по консалтингу в сфере госрегулирования ТЭК Vygon Consulting Дарья Козлова. "Убрать в одночасье такой объем предложения технически практически невозможно без ограничения экспорта. Консолидированное решение о конкретном объеме сокращения нужно принимать, когда закончится общий карантин и будет понятно влияние коронавируса на развитие мировой экономики", - полагает она. В то же время, Козлова соглашается, что садиться за стол переговоров необходимо уже сейчас. "Рынку нужны словесные интервенции и демонстрация намерений по стабилизации ситуации. Ведь когда-нибудь острая фаза пандемии закончится", - заключает эксперт.