Я уверен, что любой человек, живущий в любой стране, при любой власти и государственном устройстве, стремится совершенствовать не только свою жизнь, но и страны в целом, стараясь внести свой посильный вклад как в материальное развитие экономики, так и в совершенствование политического климата, дающего ему возможности для спокойной и уверенной жизни, обеспечения развития будущих поколений. Однако жизнь складывается так, что концентрация власти и масштабов богатства возводит определенные рамки развития каждого из нас в современном глобальном мире. Почему так происходит, автор попытался объяснить в данной статье

Нынешняя глобализация — не первая. Еще Ленин в работе 1915 года «О лозунге Соединенных Штатов Европы» провозгласил становление Соединенных Штатов мира и грядущее исчезновение демократических государств под напором коммунизма. В качестве альтернативы, уже после Первой мировой войны, страны Антанты создали Лигу Наций – как предтечу мирового правительства. Можно на каждом углу костерить «проклятых империалистов», но вот что неожиданно выясняется: среди бенефициаров Первой мировой войны чуть ли не первые места заняли господа-товарищи социалисты, а политический бомонд Запада серьезно полевел.

Традиционное для нас разделение на «правых» и «левых» появилось в период Великой французской революции. Потом, на протяжении примерно двух столетий, происходило следующее: «правое» поле скукоживалось, а «левое» расширялось. В XXI веке фактически не осталось правых партий, стоящих на роялистских и религиозно-христианских позициях, защищающих права семьи и свободу реального частного владения. Нынешние правые – это либералы (иногда национал-либералы), которых еще недавно числили по «левому списку».

Первая мировая война была манной небесной для социалистов: от левых до правых, от интернационалистов до националистов. Достаточно вспомнить, кто руководил главными державами – участницами Второй мировой войны (в ходе войны, перед ней и после): Сталин – бывший социал-демократ, коммунистический лидер; Муссолини – экс-социалист, фашистский вождь; Гитлер – глава национал-социалистической рабочей партии, фюрер; социалист Леон Блюм – премьер-министр Франции с 13 марта по 10 апреля 1938 г., после войны вошел в правительство де Голля, а затем недолго возглавлял Временное правительство Французской республики (16 декабря 1946 г. – 22 января 1947 г.); лейборист Эттли, премьер-министр Великобритании (26 июля 1945 г.– 26 октября 1951 г.), единственный человек, кроме самого Черчилля, входивший в кабинет последнего в 1940–1945 гг. За скобками остаются только США и Япония. Однако заметим, что президент Соединенных Штатов Франклин Рузвельт (4 марта 1933 г. – 12 апреля 1945 г.) в борьбе против Великой депрессии использовал откровенно социалистические методы, в том числе и рецепт «трудовой армии» по Троцкому.

В сегодняшней Европе вообще не осталось весомых политических сил, не исповедующих социализм хотя бы в малой степени. Отсюда и возникают доминирование секс-меньшинств, любовь к «угнетенным» беженцам, произвол ювенальной юстиции, резкая антихристианская риторика, ужесточение контроля за населением с помощью технических средств, удивительное единогласие крупнейших СМИ, перераспределение капитала (отнюдь не с помощью рыночных инструментов) и многое другое.

Социализм на Западе победил

Социализм на Западе победил. Государство лучше знает, что надо гражданину и какие он должен исповедовать ценности, оно определяет рамки лояльности и очерчивает границы информационного пространства. Кто же стоял во главе выращенной в последние десятилетия конструкции Соединенных Штатов Европы, иначе говоря – Европейского союза? Отцы-основатели – сплошь социалисты и их последователи, среди которых видный республиканец Роберт Шуман, любимчик профсоюзов Жан Монне, известный социалист и профсоюзный деятель Жак Делор, певец социально-рыночной экономики Конрад Аденауэр и другие.

Именно после Первой мировой войны левые правительства решились поживиться на развалинах трех империй – Германской, Австро-Венгерской и Российской. Левые, по Троцкому, стремились к захвату власти над миром, полагая, что социалистические принципы позволят удерживать монопольное положение в экономике и регулировать по своему усмотрению распределение мирового богатства, что остается главным принципом социализма и по сей день.

Именно после Первой мировой войны, когда социалисты всех мастей начали набирать вес в своих странах и строить глобальный мир согласно своим воззрениям, стали формироваться структуры, противостоящие им не столько либеральными идеями, сколько финансовыми возможностями, накопленными в ходе войны. Продолжалось становление такой структуры, как Федеральная резервная система США (или ФРС), созданной в 1913 году и оказавшейся в дальнейшем способной контролировать всю мировую финансовую систему. Люди, учредившие эту систему, прекрасно понимали, что она не является федеральной, ею владеют и управляют частным образом. Уже в 1980 году Конгресс США принял Закон о монетарном регулировании, который предоставил ФРС контроль над всеми депозитарными учреждениями, независимо от того, являлись ли банки ранее участниками этой системы.

В отличие от ярых социалистов, плохо усвоивших диалектику Гегеля, создатели ФРС прекрасно понимали, что миром движут противоречия и кто-то должен эти противоречия разрешать, причем с новым качеством, угодным, в первую очередь, тем, кто во главе этого процесса, когда каждый следующий рубеж достигается взаимным отрицанием исходных начал по формуле «тезис – антитезис – синтез». В быту его проще назвать «принципом нанайских мальчиков». Это и двухпартийные системы Запада, и сегодняшний глобализм с антиглобализмом. Так появился один из главных принципов управления миром: две руки, управляемые одной головой. Это универсальный глобально-управленческий подход, в философии именующийся диалектическим. Можно говорить о «чистых» (или, иначе говоря, «упертых») глобалистах, готовых распространять олигархическую монополию на весь мир и примитивно подчинять его своим интересам, и о «глобалистах-диалектиках», более ушлых и продвинутых, изучивших и учитывающих процессы становления мирового порядка, пытающихся следовать законам развития, постепенно подчиняя этот процесс своим интересам. Однако «голова» или мозговой центр у них один.

Дуалистический подход мировой «головы»

Ярким примером дуалистического подхода мировой «головы» к получению нужного ей результата явился процесс одновременной экономической помощи нацистской Германии и сталинскому СССР. Американские капиталовложения в Германии были направлены, в первую очередь, в машиностроительную, автомобильную, электротехническую, авиационную, нефтяную, химическую и прочие отрасли промышленности, имевшие военное значение. Когда американские солдаты в июне 1944 г. высадились в Европе со своими джипами, грузовиками и танками, произведенными большой автомобильной тройкой, они были неприятно удивлены тем, что противник тоже передвигается на грузовиках Форд и Опель, изготовленных на дочерних предприятиях General Motors, и летает на самолетах, построенных компанией Opel.

В 1929 году, когда Великая депрессия в США стала реальностью, без работы остался именитый архитектор Альберт Кан. Он был известен тем, что построил завод Форда в Детройте. А в 1930-х он составил план промышленной модернизации России. За несколько лет в СССР ударными темпами построили более 500 заводов. По некоторым оценкам, это обошлось Союзу в $2 млрд (по нынешнему курсу это почти $250 млрд). Приглашенные американские инженеры привезли из США готовые проекты заводов и американское оборудование. К примеру, московский завод АЗЛК был сделан по образцу сборочных производств Форда.

Еще более зловещий эпизод раздвоения личности мировой «головы» произошел в начале Второй мировой войны.

3 сентября 1939 года Франция и Великобритания стали первыми государствами, которые объявили войну нацистской Германии. На тот момент обе европейские державы значительно превосходили по военной мощи гитлеровский рейх. Однако фактически в Париже и Лондоне предпочли не ввязываться в события в Польше, нарушив тем самым союзнические обязательства в отношении Варшавы.

Французы называют этот период, продолжавшийся более 8 месяцев, «странной войной», англичане и американцы – «фальшивой, поддельной, показной войной», немцы – «сидячей войной». 23 августа 1939 г. на заседании комитета национальной обороны Франции военное командование заявило, что состояние вооруженных сил Франции позволяет выполнить обязательства перед Польшей. 26 августа французы отмобилизовали 72 дивизии. С начала войны на Западном фронте со стороны немцев находилась 31 дивизия.

Англия и Франция бездействовали. На Германию за весь сентябрь не было сброшено ни одной бомбы, только листовки. Таким образом, Гитлер убедился, что нападать они не собираются. 7 сентября 1939 года французская армия перешла немецкую границу и захватила более десяти населенных пунктов. Однако за пять дней боевых действий союзнице Польши удалось прорваться лишь на 32 км вглубь территории Германии. 12 сентября французское командование отменило наступательную операцию.

Перед вводом французских войск вермахт, лишенный возможности оказать реальное сопротивление, заминировал приграничную полосу. По мере продвижения французов немецкая армия осуществляла внезапные маневры и наносила контрудары. 16-17 сентября нацисты вернули все потерянные территории.

Великобритания и вовсе фактически отказалась от военной помощи Польше. Дополнительные силы королевства появились на немецкой границе только в середине октября 1939 года, когда по Варшаве уже маршировали нацистские солдаты. Французское командование сочло положение Польши безнадежным и продолжило укреплять оборонительную линию Мажино.

Пассивное отношение правящих кругов Англии и Франции к войне против Германии наблюдалось не только на фронте, но и в тылу. Мероприятия по перестройке промышленности для удовлетворения непрерывно растущих нужд фронта были растянуты на годы. Наличные ресурсы стратегического сырья французские промышленники продавали немцам (оживленная торговля шла через Бельгию и Люксембург).

Англия и Франция были в числе стран-гарантов присоединения Клайпедского края к Литве, но после аннексии края Гитлером в 1939 году не оказали Литве никакой поддержки, хотя мировое возмущение нападением СССР на Финляндию чуть не перешло в фазу мировой войны, англичане уже готовы были посылать в Финляндию войска, а западный мир активно обеспечивал ее оружием. Нечто похожее произошло с гарантиями и в наше время на Украине, где Франция, Германия и Польша были гарантами мирного процесса смены власти президента Януковича, а фактически отдали страну в руки Майдана. Обиженный Янукович потом на всех пресс-конференциях говорил о том, что после майданного переворота эти «гаранты» даже разговаривать с ним не захотели! То есть, там, где «голова» просчитала свои геополитические интересы и имеет долговременную стратегию, она до поры до времени руки не распускает.

Концепцию двойных стандартов сформулировал еще в середине 80-х гуру современной американской политологии Самуэль Хантингтон в своей книге «Столкновение цивилизаций». Перечислив целый ряд проявлений такого рода, Хантингтон прямо заявил: «Двойные стандарты на практике – это неизбежная цена универсальных стандартных принципов». Ну как тут не вспомнить про мировую «голову» с двумя руками! Чтобы добиться исполнения главных принципов все средства, как говорится, хороши.

Так постепенно начали нарастать структуры этого управленческого подхода, во главе с глобальной «головой».

Европа Между Западом и Востоком

Когда «диалектики» провалили план первой глобализации во главе с «мировым правительством» в лице Лиги Наций, концептуальным центрам на Западе пришлось пересматривать свою стратегию. По итогам Первой мировой войны США превратились в главного мирового кредитора, в должниках у которого оказались все остальные державы-победительницы, включая Британию. С созданием в 1913 году Федеральной резервной системы, в которой Ротшильды участвовали вместе с американским нефтяным кланом Рокфеллеров, под полным олигархическим контролем оказались и США.

Превращение Советского Союза в сверхдержаву после Второй мировой войны и раздел Европы между Западом и Востоком привели к пониманию того, что холодная война – это надолго, и до повторных попыток глобализации далеко. Именно тогда и возник Бильдербергский клуб – неофициальная ежегодная закрытая конференция, в которой участвуют влиятельные люди в области политики, бизнеса и банковского дела, а также главы ведущих западных СМИ. В 70-е годы, вслед за Бильдербергом, появилась Трехсторонняя комиссия (частная международная организация, состоящая из представителей Северной Америки, Западной Европы и Азии, официальная цель которой — обсуждение и поиск решений мировых проблем), распространившая влияние этого альянса на элиту Японии, через которую в 2000 году, в свою очередь, пошла экспансия в Азиатско-Тихоокеанский регион. Трехстороннюю комиссию создавал Збигнев Бжезинский, который стал ее первым директором. И Бильдербергский клуб, и Трехстороннюю комиссию возглавил президент Совета по международным отношениям (СМО) Дэвид Рокфеллер, первоначально отвечавший среди пятерых братьев третьего поколения династии за банковский бизнес.

Сенатор и критик Трехсторонней комиссии Барри Голдуотер в своей книге «Без извинений» приводит декларированные цели комиссии, ее, так сказать, официальную вывеску: «Тесное трехстороннее сотрудничество для сохранения мира при руководстве мировой экономикой, при поддержке экономических преобразований и сокращении бедности в мире повысит шансы на спокойное и мирное развитие мировой системы».

Кажется, что может быть привлекательней столь благородных целей? Однако далее Голдуотер поясняет: «Действительными намерениями участников Трехсторонней комиссии было создание международной экономической силы, стоящей над политическими правительствами национальных государств-участников. В качестве руководителей и создателей системы они будут управлять миром».

Создание «двадцатки» с участием МВФ и Всемирного банка, которые вместе с базельским Банком международных расчетов (БМР) и эмиссионными центрами резервных валют образуют структуру «коллективного мирового Центробанка», ясно указало на стремление сформировать полноценную структуру глобального управления, о которой в настоящее время говорят все чаще.

То есть глобализация — это и есть «стратегический порядок». «Гендерное равенство, биоразнообразие, защита океанов» — это вопросы «устойчивого развития». Волнующие «семерку» проблемы цифровизации в повестке Бильдерберга отзываются теми же «киберугрозами» и темой «социальных сетей».

«…Я верю в исключительность Америки всеми фибрами души. Но исключительными нас делает не способность обходить международные нормы и верховенство закона, а наше стремление утверждать их посредством действий», - заявил американский президент Барак Обама, выступая с речью перед выпускниками Военной академии США в Вест-Пойнте. США должны играть ведущую роль в мире, отметил Обама, и «вооруженные силы всегда будут основой этого лидерства».

Видимо, после этой речи «диалектики» глобализма поняли, что процесс мировой монополизации через глобализацию зашел слишком далеко. Тем более, что к президентскому креслу устремилась Хиллари Клинтон, вокруг которой сконцентрировались самые отъявленные «упертые» глобалисты. Руководимый ею и ее мужем Фонд Клинтонов уже был накачан деньгами арабских шейхов, авторитарных режимов азиатских и ближневосточных стран, серых миллиардеров из офшоров и украинских олигархов. Было ясно, что эти спонсоры потребуют отдачи от своих инвестиций: придется строить мир по их монопольным лекалам, да еще полицейскими методами и военными средствами, за счет американского налогоплательщика, и, к тому же, с неясной перспективой, что для «диалектиков» стало бы слишком разорительно и даже губительно.В свете этого понятно, почему «диалектики» выдвинули на президентский пост полного профана в мировой политике Дональда Трампа. На тот момент не было у них другой, столь пробивной кандидатуры с карманами, полными денег, и мягкой идеей маргинального американского национализма. Очевидно, что в продвижении этой кандидатуры «диалектики» участвовали всем миром, то есть «голова» задействовала в полной мере все руки и пальцы на них, поэтому и всплыли русский, китайский и прочие следы. И вот результат: толстокожий неповоротливый слон смог объегорить пронырливого и ушлого осла, с его мировым богатством, нефтяным лобби и политическим влиянием. К своему стыду, демократы опозорились, вешая свое поражение на засветившихся по мелочам первых попавшихся им под руку мальчиков для битья в лице русских хакеров, хотя прекрасно понимали, откуда ветер дует, а расследование прокурора Мюллера лишь подтвердило, что это фейк.

Российская империя, как и бывший Советский Союз, всегда была участником глобального процесса. Еще Джон Д. Рокфеллер вместе с американскими банкирами стоял у руля русской революции. Его структуры взрастили и финансировали Льва Троцкого, который начинал русскую революцию вместе с сотнями других революционеров, прибывавших из Америки, был главным переговорщиком в Бресте при расчленении Российской империи и затем стал самым успешным наркомом обороны Советской России. Помимо этого, Рокфеллеры активно помогали наличностью правительству Ленина. Именно старший Рокфеллер долгое время боролся с Ротшильдами и Нобелями за продвижение своих проектов в Каспийском море в районе Баку. При царях не получилось, так что пришлось начинать заново, используя большевиков и своих подручных в лице Троцкого. По нарастанию революционных событий в России Ротшильды быстро почувствовали, откуда ветер дует, и продали свои акции как раз перед приходом к власти большевиков, а семья Нобелей просто бежала из России. Именно Рокфеллер поставил на Сталина, а не на уже исчерпавшего себя Троцкого, особенно после того, как Сталин стал ретиво сворачивать ленинскую новую экономическую политику (НЭП). Рокфеллеру, как и всем крупным мировым воротилам, очень не нравились все эти рыночные свободы: по их четкому убеждению, лишь монополия и поддержка податливых государственных политиков могла привести к достижению крупных состояний, что он кратко выразил словами: «Конкуренция – это грех».

Деловое сотрудничество между Сталиным и Рокфеллером продлится многие годы. Сталин после отстранения главного своего соперника Троцкого не поставил его, как требовали законы революционного времени, к стенке, а отправил человека Рокфеллеров работать на самый перспективный бюджетный участок, в Главный концессионный комитет, чтобы тот смог сполна рассчитаться с благодетелями. Одним из первых выданных этим Комитетом разрешений была концессия на бурение на шельфе Каспийского моря, полученная рокфеллеровской Standard Oil; кроме того эта же компания получила концессию на строительство крупнейшего в стране нефтеперегонного завода и права на продажу российской нефти на европейских рынках, заменив в этом доходном деле компании Ротшильда. Концессия была пролонгирована после 1935 года и в разных формах просуществовала до распада СССР. Исследователи и конкуренты Рокфеллеров утверждают, что их структуры, после реализации русской нефти, уводили доходы в Швейцарию, где не платили налогов и не делились с другими акционерами. Элементарная логика подсказывает, что они, скорее, делились с верхушкой бывшего СССР, предоставившей семье Рокфеллеров подобный «карт-бланш», поэтому-то все поиски активов КПСС и не дают результатов – ведь это как бы изначально отмытые деньги частных американских владельцев, полученные в результате законного бизнеса. Банк этой семьи Chase National уже при Сталине стал одним из главных в установлении финансовых связей с Советами, а позднее – в 1972 году – контролируемый семьей Рокфеллеров Chase Manheattan Bank открыл свое представительство в Москве (по весьма символичному адресу: проспект Маркса, дом 1).

Что касается Дэвида Рокфеллера, то исследователю рокфеллеровских фондов Гэри Аллену не удалось найти ни одного проекта, который бы спонсировался этими фондами и при этом способствовал бы свободному предпринимательству. Дэвид Рокфеллер представлял клан с середины 1970-х годов после того, как Нельсон Рокфеллер, бывший вице-президент США, отошел на задний план. Выдвижение Дэвида было связано с тем, что началась глобальная финансиализация или масштабная спекуляция производными ценными бумагами-деривативами! Рокфеллеры решили, что они должны активно участвовать в этом процессе, и выдвинули Дэвида, который занимался именно финансами. Сегодня клан Рокфеллеров разросся до огромных размеров. Это мощная сеть, которая присутствует и в финансовом секторе, и в нефтедобывающей промышленности, и во всех наднациональных структурах. Эта сеть обеспечивается продуманной структурой организации богатства: общесемейный фонд, благотворительные и частно-семейные фонды. Иными словами, есть базовая неотчуждаемая собственность, поэтому капитал Рокфеллеров не распылился за три-четыре поколения, как это часто бывает на Западе, а сохраняется и приумножается.
За один только 1973 год Дэвид Рокфеллер, не наделенный никакими государственными полномочиями, встретился с главами 27 государств, в том числе с руководителями СССР и Китая. Надо отметить, что Дэвид имел частные встречи с генсеками КПСС Хрущевым, Брежневым, Горбачевым, активно консультировал и общался по конкретным вопросам мировой экономики с реальной властью в лице премьера СССР Алексея Косыгина. За пять лет до смерти Дэвида (он умер в возрасте 101 года) по российским новостным каналам можно было наблюдать его встречу с Путиным в Москве. После теплого приема Путин сам помогал 96-летнему миллиардеру, опутанному системами жизнеобеспечения после шести операций по пересадке сердца, усесться в реанимобиль, отвезший престарелого инспектора мировой «головы» в аэропорт

Большая семерка

Понятно, что, владея столь высоким мировым авторитетом и обширными возможностями, «голова» способна разрешить все конфликтные ситуации, продолжающиеся на постсоветском пространстве. Однако этот путь долог, по любому конфликту нужно добиться консенсуса между «упертыми» и «диалектиками», учесть свои интересы и согласовать их в разветвленных глобальных структурах, а затем решительно принимать меры. В условиях, когда один глобальный центр решает большинство мировых проблем, основная масса политиков занимается лишь пропагандой в отведенных им «головой» рамках, создавая многоголосый шумовой фон. У самой же «головы» только две руки, способные выполнять реальные функции, а не шесть, как у Шивы. Тем более, сама «голова» часто и создает эти конфликты, чтобы потом оправдывать свое существование в качестве «мирового смотрящего», ведь в отсутствии конфликтов «голова» в принципе может потерять свое значение. Так что у этих конфликтов история будет длинной.

Хотя можно привести и пример быстрого решения. «Европейский выбор Республики Молдова» на практике представлял собой доведенную до степени концентрированного уродства олигархию. Политический кризис в Молдавии — норма жизни. Он тянется годами, время от времени вступая в фазу обострения. Очередное такое обострение случилось в этом году и неожиданно закончилось тем, что однопартийцы президента страны Игоря Додона (Партия социалистов Республики Молдова) объединились с блоком правых партий АКУМ и сформировали новое правящее большинство, направленное против олигарха, у которого подкупленные люди сидели во всех органах власти от Конституционного суда до районных администраций, используя свое служебное положение для приумножения капиталов самого богатого человека страны.

Подняться Молдове над геополитической конкуренцией на постсоветском пространстве однозначно помогла «голова», интересы которой не столь глубоко увязли в этой маленькой стране, в отличие от Украины. Россия и ЕС договорились об устраивающей всех конфигурации власти в Молдове и дружно поддержали новое большинство, а означенный олигарх просто сбежал из страны.

С Украиной так быстро не получится, хотя там путь ясен, но он сопряжен с Минскими соглашениями, которые никто выполнять пока не торопится, пытаясь обнулить достигнутые соглашения за счет пересмотра целей и средств выполнения этого договора. Там слишком много интересов у структур мировой «головы», которая старается втянуть в мировой оборот плодородные украинские черноземы, транспортную инфраструктуру и энергетику. Процесс беспроигрышный, отработанный на Греции, когда она на волне финансового и долгового кризиса 2008 года попросила у глобальной «тройки» ЕС, ЕЦБ и МВФ помощи. «Тройка» денег дала, но не проявила никакого интереса к модернизации экономики Греции как таковой, единственный интерес был к обеспечению гарантий приватизации международными корпорациями инфраструктуры транспорта и энергетики. Такие же подходы «тройка» использовала по отношению к другим столкнувшимся с трудностями европейским странам – Ирландии, Португалии и Испании. Так что при переговорах о помощи идею модернизации экономики «тройка» легко отбрасывает как «лишний багаж», выкручивая руки в интересах глобальной «головы», поэтому у Украины перспективы не радужные, там у структур «головы» аппетиты большие, и из-за этого процесс идет туго.

Жажда быстрого накопления капитала на войнах и революциях указывает на основные интересы «головы». Например, американская публицистка Наоми Кляйн в своей книге «Доктрина шока» подробно описывает, как ближайшие помощники и советники из команды президента Буша-младшего буквально за несколько дней после начала Иракской войны 2003 года на спекуляциях акциями военно-промышленного комплекса заработали сотни миллионов долларов. Но, судя по исторической логике, «голова» уже не готова развивать конфликты на уровне второй мировой войны при наличии в мире тысяч ядерных боеголовок, да и разумные «диалектики» строго следят за поползновениями «упертых» - иначе планы американских военных, как они виделись за рамками официальных доктрин и характеризовались фразой генерала Александра Хейга, госсекретаря при Рональде Рейгане: «Есть вещи поважнее, чем мир», уже давно бы были исполнены, тем более, что в мире достаточно мест и событий, где у ястребов уже практически нет сдерживающих противовесов, чтобы сделать шаг в преисподнюю.

Да и кризис 2008 отразил крайний прагматизм «головы» в вопросах достижения максимальной прибыли, ведь это не был кризис государственных финансов, как его пытались обозначить структуры «головы», а кризис алчности и безответственности крупнейших частных банков, спекулировавших на деривативах, что признал долголетний председатель Совета управляющих ФРС Алан Гринспен. Главную ответственность за сложившуюся ситуацию он возложил на жадных инвесторов, чей ненасытный аппетит к деньгам заставил их вкладываться в проекты сомнительного ипотечного кредитования. Осознав причины кризиса, он заявил: «Ошибкой было закрывать глаза на эти темные дела, которые, в конечном счете, и привели к кризису». Так, только в США к 2008 году за счет неконтролируемой «финансиализации», наравне с регулируемой банковской системой, возникла параллельная теневая система дутых пузырей в виде деривативов, достигшая объемов в 25 триллионов долларов, более чем вдвое превысив объем традиционной банковской системы. В Европе эта теневая система разрослась до 9,5 триллионов евро.Не могла же «голова», контролирующая мировые финансы и эмитирующая основные валюты мира, допустить произвольного разрастания второго теневого финансового монстра, если бы не была заинтересована в столь прибыльном деле? Естественно, убытки, возникшие от лопания пузырей, последующих кризисов и войн, переложили на плечи налогоплательщиков и на бюджеты пострадавших стран.

Если в плоскости финансиализации рассматривать развитие рынка криптовалют, то ясно видно, что «голова» не спускает глаз и с этого процесса. Компания Facebook и ее партнеры официально объявили о начале тестирования собственной глобальной цифровой валюты Libra. В противовес ей, крупнейшие швейцарские банки, ряд банков членов ФРС, компьютерные гиганты, целые промышленные группы и нацеленные на серьезный успех стартапы профинансировали работу Виталика Бутерина по созданию платформы Enterprise Ethereum Alliance (EEA), способную стать мировым лидером в продвижении технологии блокчейн в финансовую сферу. Совсем недавно у ФРС появилась проектная схема, где Bitcoin встроен в систему, в которой предполагается выпуск собственной криптовалюты ФРС США. Активно идет процесс увязки функционирования Bitcoin с государственной криптовалютой, товарными фьючерсами и депозитами в банках. Так что можно быть уверенным, что в случае сверхприбыльного эффекта криптовалют в бизнесе «голова» будет первой у кормушки.

Если смотреть пристально на текущие события в мире, то изменения планов Трампа в отношении бомбардировки Ирана, когда он за несколько минут до атаки на Иран дал отбой, больше связаны с Украиной. «Диалектики» не готовы терпеть множество крупных конфликтов на земном пространстве одновременно, это слишком затратно и опасно для мира. Возможно, после разрешения украинского кризиса (может быть, даже по молдавскому сценарию), «голова» даст добро на схватку с Ираном? Это вписалось бы в естественную логику мирового процесса.

Что касается Китая, то тут «голова» взяла курс на мягкое вовлечение КНР в глобализацию на западных условиях. На словах Китай его принял, на деле же повел собственную игру (формула Дэн Сяопина «не высовываться, держать фонарь под корзиной») – с расчетом не на свое вовлечение в западные структуры, а на свое в них внедрение с последующей адаптацией этих структур к собственным интересам.

Цифровой панцирь

С самого начала было видно, что рано или поздно, по мере осознания Западом наличия у Китая собственных интересов и невозможности их примирения с западными (потому, что «два медведя в одной берлоге не уживаются»), возможности консенсуса исчерпаются. И вопрос вскоре будет поставлен ребром: или — или, о чем, собственно, и сигнализирует «дело Huawei». Конечно, со своими базовыми технологиями, а также автономными валютной, торговой и финансовой системами, которые не просто неподконтрольны нынешним глобальным институтам и не участвуют в проводимой по их правилам глобализации, но и формируют свою систему институтов и навязывают миру свою, встречную глобализацию. Как сообщает газета The Wall Street Journal, Китай финансирует проекты в 68 странах Азии, Африки и Европы общей стоимостью 8 триллионов долларов. Например, объемы африкано-китайской торговли превысили $210 млрд, и Китай оставил американцев далеко позади, увеличив разрыв в 2,5 раза. Из 54 африканских стран сегодня 38 имеют долги перед Китаем. Так что Китай создает много боли мировой «голове». Градус противостояния Дональда Трампа с китайской телекоммуникационной компанией Huawei уже зашкаливает. Помещение IT-гиганта из Поднебесной в черный список США, с учетом вассальной зависимости от Вашингтона его сателлитов по НАТО и Европейскому союзу, а также по островной тихоокеанской периферии от Японии до Австралии и Новой Зеландии, поднимает против Huawei волну беспрецедентных гонений. Вслед за отказом от работы с ней Google и других IT-компаний из США процесс перекинулся в Европу, где, по некоторым данным, такие меры под давлением Белого дома тоже готовятся. Как только они будут введены, дискриминационный процесс неминуемо будет распространен на Японию. Это существенно осложняет дальнейшую экспансию китайского гиганта и ставит под сомнение его монополию на сети нового поколения 5G, в продвижении которых китайцы существенно опередили американских и южнокорейских конкурентов.

«Цифровой панцирь», который планировался итогом глобализации, для чего и запустили изначально убыточную революцию информационных технологий, которая на ранних этапах, по ряду данных, выкачивала из ВВП тех же США на 25% затрат больше, чем давала поступлений, — это не экономический проект. Это проект политический, имеющий прямое отношение к теме глобального господства, а «информационная революция» - лишь метод его осуществления.

Понятно, что «упертые» глобалисты срочно приготовили «сытный бульон»для Китая, которым хотели заполнить его информационное пространство. В аспекте социальных платформ — силами Google и Facebook, в разрезе физической базы — другими IT-гигантами. На втором этапе, за агрегаторами новостей, поисковиками и социальными сетями, в страну пришли бы те, кто призван был заполнить их «правильной» информацией — «оппозиционные» СМИ с иностранным финансированием, НКО, купленные «лидеры мнений» и так далее. На третьем этапе режим можно беспрепятственно изменить. И опять в конце высвечивается гнилостная монополия, столь приятная для «упертых».

Логика подсказывает, что в данном случае вновь сработали «диалектики», которые упредили попытки монополизировать процесс смены политической власти через захват информационного пространства и сделали все для создания диалектической альтернативы, дабы прогресс не остановился, тем более, что процесс разработки и изготовления компонентов компьютерных систем пока до конца не удалось монополизировать. В 2005 году в КНР было создано два аналога главного двигателя «цветных» революций Facebook — социальная сеть Renren и крупнейшая в Китае соцсеть Qzone, в 2009 году к ним присоединилась копия микроблогов Twitter — SinaWeibo. В 2006 году в России была создана своя социальная сеть «Одноклассники», а спустя несколько месяцев - «ВКонтакте». Аналогом YouTube в Китае стал видеохостинг Youku, в России — целый пул видеохостингов поменьше. Вместо Google у КНР появился Baidu, и теперь четыре из пяти китайских поисковых запросов осуществляются именно через эту систему. В России, соответственно, возник «Яндекс». Аналогом платежной системы PayPal в Китае стал AliPay, в России — «Яндекс.Касса» и «Яндекс.Деньги». Аналогом WhatsApp стал WeChat и так далее. То есть Москва и Пекин создали собственные аналоги для большинства западных систем цифровой инфильтрации — сервисы такси, системы доставки грузов и многое другое, успев таким образом защитить себя от тихого «захвата».

В итоге, пока по компьютерам пользователей всего мира беспрепятственно шагали Google и Facebook, Россия и Китай оказались единственными, кто имел весомые альтернативы.

Что касается отношения «головы» к простому человеку или даже к народам, то тут много пропагандистской шелухи, хотя дуалистически настроенная «голова» относится к человечеству с левой однозначностью, сформулированной еще Лениным и Троцким, - как к массам трудящихся. Массы – они и есть массы, за ними человека не видно, но при необходимости эти массы могут легко раздавить неугодных, что социалисты научились делать еще в 30-е годы прошлого века. Для проекта «золотого миллиарда» массы вообще не подходят, хотя этот проект себя исчерпал: в мире уже осталось не более 8% белого населения, и эта раса стремительно сокращается, а ведь предполагалось, что именно она и будет составлять костяк этого миллиарда. Значительная часть американского политического, военного, разведывательного и научно-технического истеблишмента либо является выходцами из научных и университетских структур, курируемых Рокфеллерами, либо связана с ними. Наиболее активно Рокфеллеры вкладывали средства в такие области, как медицина, биология, евгеника, вирусология, расология. Здесь есть некоторые направления, которые в конце 1940-х годов из-за распространенности их в Третьем рейхе были скомпрометированы. Но это именно те направления, которые в Америке спонсировали Рокфеллеры и которые до сих пор никуда не делись, а просто ушли в тень. Тем более, что Рокфеллеры, как и большая часть мировой верхушки, являются сторонниками сокращения населения планеты до 2 миллиардов человек. А решение этой задачи требует, помимо прочего, серьезных медицинских и вирусологических исследований.

Американский драматург Артур Миллер заметил, что эпоха подходит к концу, «когда исчерпались ее основные иллюзии». Сегодня иллюзии докризисной эры о воцаряющемся повсеместно экономическом благополучии повсеместно исчерпали себя. Для «головы» это серьезный сигнал, и массам, опутанным глобальными структурами, приходится ждать новых кардинальных решений народившихся противоречий на новом уровне и в новом качестве.

Юрис Балтгайлис, Dr.oec.