Как изменится сотрудничество Азербайджана и Всемирного банка в свете новой стратегии управления госдолгом

Азербайджан сотрудничает со Всемирным банком уже почти 26 лет. За эти годы банк внес существенный вклад в развитие экономики нашей республики, профинансировав свыше 50 различных проектов. Однако недавно в Азербайджане была принята новая стратегия управления государственным долгом, которая меняет подход правительства к внешним заимствованиям. Мы пообщались с главой бакинского офиса Всемирного банка Навидом Нагви, чтобы выяснить, как новая стратегия правительства отразится на сотрудничестве с Азербайджаном и какими будут новые приоритеты в работе банка.

Недавно правительство приняло новую стратегию управления государственным долгом, в рамках которой будут значительно ограничены внешние заимствования. Изменится ли в связи с этим стратегия Всемирного банка в Азербайджане?

Действительно, глава государства утвердил новую стратегию, рассчитанную на 2018-2025 годы. Она очень консервативна и, как вы верно отметили, нацелена на ограничение внешних заимствований. Мы уважаем принятое правительством решение и хорошо понимаем, почему оно стремится усилить надзор над госдолгом в стране. Причем речь идет о долге не только государства, но и государственных структур: например, достаточно крупный внешний долг есть у SOCAR.

Разумеется, это решение сказалось на нашей программе. Некоторые проекты, которые мы хотели реализовать, пришлось отложить на неопределенное время. Сейчас мы пересматриваем нашу стратегию на следующие два года. Надеемся, что нам удастся построить партнерство с Азербайджаном посредством технической помощи и аналитической работы в таких сферах, как сельское хозяйство, развитие человеческого капитала, логистика, образование, здравоохранение, окружающая среда.

Наше сотрудничество с Азербайджаном – долгосрочное, оно непременно продолжится, поскольку зависит не только от кредитов: это более сложное и комплексное партнерство.

Однако в данный момент никакие новые проекты не обсуждаются?

Пока нет.

Всемирный банк работает в Азербайджане уже 26 лет. Как вы оцениваете уровень сотрудничества и эффективность реализованных проектов?

В прошлом году мы отметили четверть века нашего сотрудничества с Азербайджаном. За этот период мы реализовали свыше 50 проектов стоимостью более трех миллиардов долларов. В дополнение к инвестиционным проектам, мы готовили аналитические отчеты и предоставляли техническую помощь по самому широкому спектру направлений. Например, в этом году были подготовлены отчеты по высшему образованию, здравоохранению, сельскому хозяйству и другим сферам. Можно сказать, что это были 26 прекрасных лет партнерства, и мы рассчитываем на продолжение.

В целом мы очень довольны тем уровнем сотрудничества с правительством Азербайджана, которого удалось достичь. Я хотел бы выделить нескольких успешных проектов. Например, развитие дорожной инфраструктуры: мы помогли проложить свыше одной тысячи километров дорог. Было у нас несколько проектов в области образования. Мы также поддерживали и поддерживаем развитие судебной инфраструктуры – это один из наших действующих проектов, который помогает расширить применение электронных технологий в судебной системе. Кстати, мы надеемся распространить этот проект на всю страну.

Хорошее сотрудничество мы наладили в сфере сельского хозяйства. Тут можно упомянуть проекты, связанные с сельскими инвестициями, с усилением конкурентоспособности в агросекторе, с повышением пищевой безопасности, с поддержкой предпринимательской деятельности фермеров. Еще один пример:12 районов Азербайджана сегодня получили совершенно новую систему водоснабжения и канализации.

Спектр нашего сотрудничества очень широк: от восстановления дворца Шекинских ханов и других исторических памятников до реализации инфраструктурных проектов.

Вы упомянули о регионах Азербайджана. Всемирный банк много сделал для их развития. Можете ли вы немного рассказать о ваших региональных проектах?

Позвольте мне начать с проекта «Азербайджанские сельские инвестиции» (AzerbaijanRuralInvestmentProject). Скоро завершится реализация его второй фазы. Одним из главных достижений проекта стало превращение сельских общин в некое подобие организаций. Мы создали более двух тысяч таких организаций.

Для отслеживания их деятельности и прогресса в реализации проектов мы создали специальную интерактивную карту. Каждый пользователь интернета может ее открыть и посмотреть любую информацию: какие субпроекты реализуются, сколько средств на них выделено и так далее.

Создание таких организаций, их сотрудничество с местными властями внесут долгосрочный вклад в развитие регионов. Это – не считая новой инфраструктуры, которая создана в рамках проекта. Еще одной нашей программой, реализованной в регионах, является проект по усилению конкурентоспособности сельского хозяйства. Косвенно отношение к регионам имеет и проект по улучшению условий жизни вынужденных переселенцев.

В рамках этих проектов мы выдавали кредиты и гранты, чтобы люди могли начать свой бизнес. Займы выдавались через местные банки и небанковские кредитные организации, что, в свою очередь, является также поддержкой финансового сектора.

Конечно, по объему вложенных средств эти проекты были не очень крупными. Мы потратили около 100 миллионов долларов на проект «Азербайджанские сельские инвестиции», почти столько же – на проект по улучшению условий жизни вынужденных переселенцев и чуть меньше – на проект по усилению конкурентоспособности сельского хозяйства. Тем не менее, влияние этих проектов было огромным. Люди почувствовали разницу.

Хочу отметить еще один примечательный момент. Интерактивная карта, о которой я упомянул, стала примером, который затем использовался в других странах мира. Успешный азербайджанский опыт стал ориентиром для команд банка в странах Латинской Америки, Африки и Южной Азии. Думаю, Азербайджан должен гордиться этим.

Заинтересован ли банк в том, чтобы кредитовать в манатах? Ведутся ли переговоры о манатных кредитах?

Традиционно Всемирный банк кредитовал в долларах, специальных правах заимствования[1], британских фунтах и иене. Со временем в этот список вошли некоторые локальные валюты, однако азербайджанский манат в их число пока не включен. Сейчас у нас нет планов предоставлять кредиты в манатах, но этот вопрос может стать частью более широкого обсуждения мер по развитию экономики, которое мы надеемся провести с правительством.

В настоящее время усилия правительства нацелены на развитие ненефтяного сектора. Какие рекомендации банк может дать в связи с этим?

У Азербайджана два основных ресурса – нефть и люди. Нефтяные ресурсы исчерпаемы, их добыча падает. Пик добычи пришелся на 2011 год – тогда ежедневно добывалось около 1,1 миллиона баррелей. Сейчас этот показатель составляет приблизительно 700 тысяч баррелей в день. Конечно, есть еще газовые месторождения, которые обеспечивают дополнительный приток доходов, но в целом энергоресурсы исчерпаемы.

Взгляните на соседние страны: в Грузии численность населения с 1991 года упала с 5 до 3,7 миллиона человек, в Армении – аналогичная тенденция. Азербайджан – единственная страна Южного Кавказа, где население растет и, что самое главное, растет численность молодого населения.

Но важен не рост населения сам по себе. Важно, чтобы молодежь могла получить хорошее образование, чтобы были доступны качественные медицинские услуги, чтобы в стране сформировалась благоприятная инвестиционная и бизнес-среда.

В этом направлении правительство Азербайджана принимает серьезные меры, но необходим более системный подход к развитию человеческого капитала. Да, это сложно. Например, если вложиться в строительство дорог, то результат будет заметен уже через год. Инвестиции в сферу образования и медицину дают свои плоды много позже. Но именно в этом будущее Азербайджана – в инвестициях в население.

[1]Специальные права заимствования (SDR - SpecialDrawingRights) - искусственное резервное и платежное средство, эмитируемое Международным валютным фондом. Имеет только безналичную форму в виде записей на банковских счетах. Не является ни валютой, ни долговым обязательством.

Азад Гасанлы