Тереза Мэй избежала отставки, в которую ее планировали отправить однопартийцы. И это означает, что она продолжит переговоры по Brexit — в британском парламенте больше некому взвалить на себя этот тяжкий труд. В том, как большая сделка забуксовала на границе Северной Ирландии, разбиралось РИА Новости.

Выйти нельзя остаться

Об отставке Терезы Мэй заговорили почти сразу после того, как она заняла пост премьер-министра и взялась за Brexit. Оппоненты, выступающие за мягкий выход из ЕС, критиковали ее за слишком жесткую позицию по сделке с Брюсселем: Мэй пообещала в кратчайшие сроки вывести Великобританию из-под юрисдикции Европейского суда, ужесточить миграцию и без оглядки на ЕС проводить торговую политику. Такая категоричность сулила политические дивиденды, но могла спровоцировать экономический кризис, поэтому кабинет Мэй начал искать компромиссы. В этом правительство поддержал британский бизнес, выступающий за сохранение большинства единых с ЕС структур.

Попытки Мэй найти баланс, сохранив общеевропейские институты, не понравились однопартийцам по правящей Консервативной партии. Премьера обвиняли в неспособности сдержать обещания и не прогибаться под условия Брюсселя. Мэй пыталась объяснить, что неуступчивость Лондона только затормозит сделку, но натолкнулись на угрозы тори сместить ее с занимаемого поста.

Ситуация усугубилась в середине ноября, когда обнародовали итоговый вариант по Brexit. Выражая недовольство условиями, на которых Мэй согласилась вывести страну из ЕС, сразу пять министров подали в отставку. С резкой критикой соглашения выступили практически все депутаты британского парламента.

Мэй пообещала еще раз обсудить с Брюсселем наиболее противоречивые положения сделки. В результате на голосовании в парламенте по вотуму недоверия большинство консерваторов ее поддержали. Это означает, что до конца следующего года премьер может не опасаться новых нападок парламентариев и министров. Мэй, как и обещала, выведет страну из ЕС. Вопрос в том, на каких условиях.

Споры вокруг ирландской границы

Наибольшее недовольство у британских чиновников вызывает формулировка условий по устройству границы между ЕС и Великобританией. После Brexit самый протяженный пятисоткилометровый участок границы пройдет по территории Северной Ирландии и Ирландской Республики. Однако это противоречит другому исторически значимому британскому документу — Соглашению Страстной пятницы, которое двадцать лет назад положило конец сепаратизму северных ирландцев. Взамен британские власти пообещали Дублину и Белфасту не допустить между ними физической границы.

Авторы соглашения по Brexit предусмотрели для Северной Ирландии возможность остаться и в таможенном союзе и на рынке ЕС до тех пор, пока Лондон и Брюссель не договорятся о других способах разграничения. Сторонники выхода из ЕС раскритиковали это положение, заявив, что так Великобритания сохранит зависимость от Брюсселя. В результате обесценится весь Brexit, затевавшийся как раз ради полной самостоятельности Лондона.

Против выступили даже те, кто поддерживает курс Терезы Мэй, поскольку сохранение европейских льгот для Северной Ирландии способно пробудить сепаратистские настроения. Кроме того, Лондон не сможет без оглядки на Брюссель и Белфаст заключать торговые соглашения с третьими странами. А значит, ни о какой полной самостоятельности не может быть и речи.

Проигнорировать ирландский вопрос британцам не позволяют политические, исторические и прежде всего — экономические причины. Северная Ирландия — один из самых дотационных регионов не только в Великобритании, но и во всем Евросоюзе. Причем основную часть субсидий в сельское хозяйство, животноводство и промышленность Белфаст получает из европейского бюджета. Экономики Северной Ирландии и Ирландской Республики тесно взаимосвязаны, и появление таможенных границ приведет к серьезным проблемам.

Североирландский бизнес, всегда поддерживавший скорее Лондон, чем Брюссель, понимает, что британские власти не смогут компенсировать все финансовые потери в случае жесткого и бескомпромиссного выхода из ЕС. Понимают это и в кабинете Мэй. Увеличение и без того крупных дотаций в регион вызовет протест британцев, которых и так много лет возмущает сокращение социальных расходов из-за ирландского фактора.

Переходный период

Каким бы неоднозначным ни был выход Великобритании из ЕС, до 2020 года предусмотрен переходный период. Если и к этому времени Лондон и Брюссель не согласуют дальнейшее сосуществование, переходный период продлят. Что не отменяет для британцев финансовых обязательств по взносам в бюджет ЕС — им еще предстоит выплатить 39 миллиардов фунтов стерлингов.

Споры вызывает и пункт, позволяющий Лондону сохранить лишь базовый доступ на финансовые рынки ЕС. Британский бизнес против этого условия и требует расширить перечень европейских финансовых льгот. Брюссель пока считает достаточным то, что британские финансовые компании смогут беспрепятственно работать на европейском рынке. Как будет функционировать свободная зона торговли, сторонам еще предстоит разобраться. Но главное требование Европы к британскому бизнесу — уважать единые европейские правила торговли.

Возникающие между сторонами спорные вопросы должны решаться Европейским судом. Мнение британской судебной системы пока не учитывается. Предстоит разобраться и с тем, как долго Великобритании придется следовать единой европейской миграционной политике. Лондон настаивает на том, что сразу после выхода из ЕС британское гражданство будет предоставляться на основе профессиональной квалификации, а не происхождения. Это позволит властям не принимать без разбора потоки ближневосточных беженцев.

Пересмотреть Brexit

Обещания Мэй переговорить с Брюсселем и изменить не устраивающие британцев положения вряд ли обернутся серьезными уступками. В преддверии стартовавшего 13 декабря саммита ЕС Ангела Меркель заявила, что итоговый вариант сделки — лучший из возможных. Немецкого канцлера поддержали и другие еврочиновники, подчеркнув, что условия выхода Великобритании из ЕС больше не будут изменяться.

Вместе с тем, пока идут все эти споры, в Великобритании набирает силу движение за повторный референдум по Brexit. Его инициаторы рассчитывают, что на этот раз большинство британцев проголосуют за сохранение членства в ЕС. Не дремлет и Европейский суд, позволивший Лондону в одностороннем порядке отменить Brexit.

Однако даже сторонники нового референдума понимают, что результаты могут не измениться. И тогда придется начинать сначала. Учитывая, как сложно продвигались переговоры в течение последних двух лет, вряд ли внутри британского правительства найдется много охотников повторить путь Терезы Мэй.