В Нью-Йорке начался суд над Анной Сорокиной, дочерью российских иммигрантов. За два года она выманила у американских банков и граждан более четверти миллиона долларов и по поддельным документам пыталась получить кредит на 22 миллиона. Если вину Сорокиной докажут, ей грозит 15 лет тюрьмы.

"Дочь русского нефтепромышленника"

Эта история началась в 2013 году, когда парижский журнал о моде и искусстве Purple принял на работу приехавшую из Великобритании 22-летнюю Анну Делви. К этому времени девушка успела поучиться в знаменитом лондонском колледже искусств и дизайна Central Saint Martins, поработать в отделе моды рекламного агентства, и главный редактор Purple Оливье Зам увидел в Анне перспективного сотрудника.

На выставках современного искусства и показах мод Анна активно знакомилась с художниками, галеристами, коллекционерами, представляясь подругой Оливье Зама. Среди парижской богемы она слыла своим человеком, чему помогал Instagram, куда Анна старательно выкладывала отчеты о знакомствах со знаменитостями.

Вскоре девушка сама стала устраивать шикарные вечеринки для новых знакомых. Она рассказывала, что ее отец — российский нефтепромышленник, который на двадцать шестой день рождения подарит дочери 60 миллионов евро. И Анна уже точно знает, как потратит эти миллионы — откроет международный клуб ценителей современного искусства с филиалами в Нью-Йорке, Лондоне, Париже, Гонконге и Дубае.

В ожидании презента Анна тусовалась в самых модных клубах Европы, заводя новые знакомства с селебритис. "У нее получалось быть во всех нужных местах", — рассказывал репортерам китайский коллекционер современного искусства, основатель пекинского музея "М Вудс" Майкл Суфу Хуанг.

Сам он познакомился с Делви на выставке в лондонской галерее "Пейс". Анна сразу предложила ему съездить вместе на Венецианскую биеннале 2015 года и попросила коллекционера оплатить перелет и гостиницу в Венеции.

"Это было немного странно, но поскольку речь шла о небольших деньгах — около трех тысяч долларов, я подумал — ладно, чего там", — вспоминает Хуанг. Ему также бросилось в глаза, что в Венеции Анна везде расплачивалась только наличными, но он решил не задавать лишних вопросов.

Через несколько месяцев Анна пригласила Хуанга на большую вечеринку по случаю своего дня рождения в известнейший парижский ресторан. "Было много очень крутых, очень успешных людей", — вспоминает коллекционер.

Каково же было удивление Хуанга, когда через несколько дней он получил от владельцев ресторана электронное письмо с просьбой сообщить контакты Анны Делви. "Мы увидели вашу с Анной фотографию в ее Instagram и хотели бы узнать, как с ней связаться, — объяснили рестораторы. — Дело в том, что она не оплатила счет".

"Дочь немецкого инноватора"

Но к этому времени Анны в Париже уже не было — сразу после дня рождения она улетела в Нью-Йорк, где первым делом направилась в бутик-отель Eleven Howard. Представившись подругой владельца, она попросила "скромный" номер стоимостью 400 долларов в сутки.

В Америке круг общения Анны изменился — теперь она вращалась в кругах финансистов, юристов, магнатов рынка недвижимости. Девушка представлялась дочерью немецкого производителя солнечных батарей и делилась планами создания клуба искусств, уверяя, что в проекте уже согласились участвовать известнейшие современные художники. В доказательство показывала снимки с этими художниками в своем Instagram.

В результате Анне удалось подыскать помещение для клуба — шестиэтажный особняк в северной части Манхэттена — и заручиться поддержкой знаменитого нью-йоркского юриста Джоэля Коэна из "Гибсон Данн". Он даже снабдил Анну рекомендательным письмом от имени компании.

"Наш клиент Анна Делви осуществляет крайне внушительную реконструкцию дома 281 на Парк-авеню и нуждается в кредите, потому что ее личные средства, которых вполне достаточно, находятся за пределами США в доверительном управлении банка UBS, — говорилось в документе. — Кредит, который она получит, будет полностью обеспечен аккредитивом швейцарского банка".

С этим письмом Анна пришла в City National Bank за кредитом в 22 миллиона долларов. В кредитной заявке она подтвердила, что у нее есть 60 миллионов евро на счетах в Швейцарии. Однако без дополнительной проверки банк согласился выделить ей лишь 100 тысяч долларов.

Дочь иммигранта-дальнобойщика

А потом у Анны Делви начались проблемы. Сначала отель Eleven Howard, который она сделала своей нью-йоркской штаб-квартирой, потребовал погасить долг за проживание в размере 30 тысяч долларов. Делви заплатила из кредита, полученного в City National Bank, но ее все равно попросили съехать, поскольку она отказалась предоставить администрации отеля номер действующей банковской карты.

Переехав в отель Four Seasons, девушка вскоре была вынуждена покинуть и его, поскольку там отказались принимать оплату наличными, а действующей карты у Делви не было.

Затем она жила у друзей, но поскольку не платила ни за жилье, ни за продукты, ей очень быстро указывали на дверь. С 7 по 27 июня она останавливалась в отеле Beekman в Нижнем Манхэттене, откуда сбежала, задолжав почти 12 тысяч долларов. Третьего июля Делви поселилась в отеле W на Олбани-стрит в Нижнем Манхэттене, где прожила два дня и скрылась, не заплатив за номер более 500 долларов.

В конце июля в ресторане четырехзвездочного отеля Le Parker Meridien она выпила несколько коктейлей, хорошо поела и попыталась уйти, не расплатившись. Однако была задержана охраной и передана в полицию.

Тут и выяснилось, что настоящее имя Делви — Анна Сорокина. Она родилась в России в 1991 году, а когда девушке исполнилось 16 лет, семья переехала в Германию, в небольшой город Эшвайлер под Кельном. Там отец Анны устроился работать водителем грузовика.

По окончании средней школы Анна уехала в Лондон, поступила в колледж искусств и дизайна Central Saint Martins, но вскоре бросила учебу и переехала в Париж, где и начала "карьеру" мошенницы.

В конце июля 2017 года Анна Сорокина-Делви предстала перед судом по обвинению в трех случаях кражи услуг. Ее адвокат Тодд Сподек заявил, что “у Сорокиной всегда были намерения расплачиваться по всем долгам, однако в силу непредвиденных обстоятельств она не смогла это сделать, но эти долги будут немедленно погашены”.

Поверив защитнику, судья освободил Анну до приговора под подписку о невыезде, но на следующее заседание суда она не явилась. Только через три месяца нью-йоркские детективы вышли на след Делви-Сорокиной в Калифорнии — она скрывалась от правосудия в центре лечения алкоголизма и наркомании. Двадцать шестого марта 2017 года Анну доставили в Нью-Йорк и поместили до суда в тюрьму Райкерс.

"Не могу ничего исправить"

Эксперты отмечают, что Сорокина использовала не только классические основы любого мошенничества — умение заводить знакомства и втираться в доверие к людям, но и особенности современного общества, в котором Instagram оказывается важнее реальных документов.

"Она была мне незнакома и все же известна, — объяснила на суде одна из свидетельниц, бывший редактор Vanity Fair Рейчел Уильямс. — Я видела ее в Instagram, где она пила на вечеринках вместе с моими друзьями и знакомыми".

Поэтому когда Рейчел и Анна случайно столкнулись на одной из вечеринок, то быстро завязали разговор. "Это был типичный разговор на встрече в Нью-Йорке: привет, как дела, откуда ты знаешь Х, как попала в наш круг, — вспоминает Уильямс. — Она сказала, что прошла стажировку в Purple в Париже. Я видела ее на фотографиях с главным редактором журнала и поняла, что она вращалась в тех же кругах, что и я".

Это знакомство закончилось тем, что Рейчел Уильямс пришлось оплатить поездку Анны на отдых в Марокко. Они отправились в путешествие вдвоем, но когда пришла пора платить за проживание в пятизвездочном отеле, у Делви возникли проблемы с карточкой. Шестьдесят две тысячи долларов, которые Уильямс заплатила за подругу, Анна ей так и не вернула.

В ходе судебного разбирательства планируется допрос 49 свидетелей. Большинство из них, как и Рейчел Уильямс, в разное время одалживали Анне деньги, оплачивали ее расходы или делали для нее работу, за которую она так и на заплатила (как, например, лондонский архитектор Марк Кремерс, разрабатывавший дизайн для ее клуба, но так и не получивший обещанный гонорар в 16 тысяч фунтов).

Однако, как уверяет адвокат Сорокиной Тодд Сподек, в намерения его клиентки “никогда не входила кража ни в каком виде”, а те, кто потерял из-за нее деньги, виноваты сами.

"На банках лежит бремя прилагать должные старания и предоставлять займы в соответствии с анализом риска, так что любые проблемы в этой области — это гражданские, а не уголовные дела, заявил Сподек в суде. — Ни в одном случае Сорокина не собиралась похищать у кого-либо товары или услуги”.

Этой же позиции придерживается и сама Анна. "Мне очень жаль, что все получилось так, я этого не хотела. Но я не могу ничего исправить, находясь в тюрьме", — заявила она.

Впрочем, теперь к обвинениям в мошенничестве добавилось новое — в подделке чеков. Многие думают, что с распространением пластиковых карточек чеки канули в Лету, Анна выяснила, что это не так. Она неоднократно открывала в банках депозиты, на которые клала фальшивые чеки, снимая потом со счетов наличность.

Именно эти махинации позволяли ей почти два года вести роскошный образ жизни в одном из самых дорогих городов мира. Из-за них же следующие 15 лет Сорокина может провести за решеткой.

Максим Рубченко