Сто тридцать международных банков с активами на сумму свыше 47 триллионов долларов — это треть мирового финансового сектора — переходят на новые принципы работы, соответствующие Парижскому соглашению по климату 2015 года.

Компаниям, занимающимся добычей ископаемого топлива, теперь будет намного труднее с кредитами, и это может оказаться смертельным ударом для сланцевой индустрии. О новых трудностях для сланцевых компаний – в материале РИА Новости.

Банки в тренде

Отныне при выдаче кредитов, помимо прочего, будет учитываться влияние бизнеса заемщика на глобальное потепление. "Особое внимание" — заявкам на финансирование нефтяных, газовых и угольных проектов.

Как отмечает руководитель Финансовой инициативы ООН по окружающей среде Симон Деттлинг, хотя это дело сугубо добровольное, отступление от экологических принципов, финансирование нефтегазовых и угольных проектов грозит кредитным организациям большими проблемами.

"Банки должны продемонстрировать прогресс в деле борьбы с изменением климата в течение определенного времени, в противном случае они могут утратить статус участника этого соглашения, что принесет серьезные репутационные издержки", — предупредила Деттлинг.

Но речь идет не только об имидже. Климатические активисты все шире используют такие "аргументы", как забастовки на предприятиях, недостаточно активно продвигающих "зеленую повестку" (с чем недавно столкнулись Amazon и Google), и бойкот компаний, не участвующих в борьбе с глобальным потеплением. Так что банк, нарушивший принципы климатически ответственного бизнеса, рискует потерять немалые деньги.

Последний удар

Внезапная озабоченность банкиров климатом — плохая новость для всего энергетического сектора. К инициативе присоединились такие финансовые гиганты, как Deutsche Bank, Citigroup, Barclays, ABN Amro, BNP Paribas, Commerzbank, Lloyds Banking Group и Societe Generale, и возможности для привлечения кредитов резко сократились.

Особенно сильно это скажется на сланцевой индустрии — любимой мишени борцов с глобальным потеплением. Дело в том, что добыча нефти таким способом сопровождается выделением так называемого попутного газа. А инфраструктуры и производственных мощностей для его улавливания, хранения и транспортировки у американских сланцевиков нет.

Те немногие газопроводы, что построены на сланцевых месторождениях, уже заполнены до предела. Поэтому попутный газ просто сжигают, причем в колоссальных объемах.

По подсчетам норвежской консалтинговой компании Rystad Energy, в сланцевом бассейне Permian газа сейчас сжигают вдвое больше, чем добывают на самой мощной скважине в Мексиканском заливе — принадлежащем Royal Dutch Shell комплексе Mars-Ursa производительностью до 7,5 миллиона кубометров в день.

Та же ситуация на месторождении Баккен в Северной Дакоте, где сжигают до 14 миллионов кубометров газа в сутки. Если добавить к этому Пермский бассейн, получится больше, чем потребление голубого топлива такими странами, как Венгрия, Израиль, Азербайджан, Колумбия или Румыния, отмечает Rystad Energy.

Американское Агентство по охране окружающей среды утверждает, что выброс метана в результате сжигания попутного газа в Пермском бассейне сравним с выхлопом двух миллионов автомобилей. Поэтому сланцевые компании — главные кандидаты на прекращение кредитования.

Это способно нанести смертельный удар по отрасли, которая и без того находится в тяжелом кризисе. По оценкам аналитического агентства Baker Hughes, если в начале года в США действовало 885 буровых установок, то теперь — 713, то есть остановлена каждая пятая.

Аналитики компании Cowen & Co. подсчитали, что производители нефти и газа истратили 56 процентов общего бюджета еще до июня, так что в ноябре отрасль в целом окажется банкротом. Согласно данным ФРС Далласа, в Техасе, центре добычи сланцевой нефти, количество рабочих мест в нефтегазовой отрасли за первое полугодие уменьшилось почти на два процента, а заявки на новое бурение сократились на 21 процент по сравнению с прошлым годом.

В этих условиях невозможность привлечения новых кредитов для многих сланцевых компаний выглядит уже не как проблема, а как "выстрел милосердия", избавляющий от страданий.

Максим Рубченко