В последнее время в социальных медиа стали всё чаще появляться различные, часто взаимно противоположные мнения, относительно роста государственного долга в связи с внешними заимствованиями, направляемыми на смягчение последствий пандемии.

Как строятся иллюзии: экономикаНужно отметить, что высказываемые некоторыми авторами опасения относительно роста внешнего долга не новы: эти вопросы активно обсуждались, в том числе и в средствах массовой информации, на протяжении всего прошлого года. Результаты обсуждений, а также тщательного рассмотрения рекомендаций ведущих экспертов нашли своё отражение и в принятом в декабре прошлого года Законе «О Государственном бюджете Республики Узбекистан на 2020 год». В соответствии со статьёй 16 Закона на 2020 год установлен предельный общий объем внешнего заимствования привлекаемого от имени или под гарантию Республики Узбекистан в размере $4 млрд. Статьёй 17 того же Закона утверждён предельный объем освоения привлекаемых внешних заимствований для реализации государственных целевых программ и погашаемых за счет средств Государственного бюджета в размере $1,5 млрд.

Согласно информации Министерства финансов, объем внешнего долга, привлечённого от имени Правительства Республики Узбекистан или под его гарантию, по состоянию на 1 января 2020 г. оценивается $15,6 млрд. и составляет 27,0 процентов от ВВП.

Из этой суммы $7,5 млрд. приходится на международные финансовые организации, $7,1 млрд. на финансовые организации иностранных государств и $1,0 млрд. на международные суверенные облигации. Внешний долг в основном приходится на нижеследующие отрасли:

  • топливно-энергетический сектор – $4,5 млрд.;
  • транспортная отрасль и логистика – $2,1 млрд.;
  • отрасли сельского хозяйства – 1,9 млрд. сум;
  • жилищно-коммунальное хозяйство – $1,8 млрд.;
  • химическая промышленность – $0,9 млрд.;
  • сфера образования и здравоохранения – $0,6 млрд.;
  • банковские депозиты – $0,9 млрд.;
  • другие сферы - $2,9.

В 2019 г. внешний долг вырос на $5,7 млрд., или на 57,8 процентов. Из этой суммы $2,5 млрд. были заимствованы Правительством и $2,2 млрд. под гарантии Правительства. Общий государственный долг, включающий внешний и внутренний, по итогам прошлого года составил $17,6 млрд..

Несмотря на относительно быстрый рост внешнего долга, наблюдаемый в последние годы, он остаётся низким в сравнении с показателями других стран. Так, Fitch Ratings в своём отчёте, опубликованном в апреле сего года, отмечает, что государственный долг 30,5 процентов остается ниже текущей медианы для «BB» (46 процентов от ВВП). Вместе с тем, показатель внешней ликвидности, прогнозируемый на уровне 410 процентов в 2020 г., и является одним из самых сильных среди сопоставимых эмитентов, входящих в категорию «BB».

В настоящее время, соответствующими министерствами и ведомствами ведётся работа по исполнению Постановления Президента от 22 апреля 2020г. №ПП-4691 «О мерах по привлечению средств внешнего содействия для поддержки населения, бюджета, базовой инфраструктуры и субъектов предпринимательства в период коронавирусной инфекции».

В настоящем Постановлении отмечается, что достигнуты предварительные договорённости с международными финансовыми институтами о предоставлении льготных долгосрочных кредитов на сумму $3 млрд. и 150 млн. евро. Примечательно, что настоящая сумма ниже установленного бюджетом предельного общего объема внешнего заимствования в размере $4 млрд.

Привлекаемые внешние заимствования намечено направить на следующие цели:

1. Укрепление системы здравоохранения ($277,5 млн.);

2. Поддержка предпринимательства и банковской системы ($700 млн.);

3. Поддержка государственного бюджета и Антикризисного фонда при Министерстве финансов ($1,7 млрд. и 150 млн. евро);

4. Обеспечение ритмичного функционирования коммунальных и энергетических предприятий ($300 млн.).

Очевидно то, что вопросы привлечения внешних заимствований нужно рассматривать в контексте сложившейся текущей ситуации и предпринимаемых мер по преодолению последствий пандемии коронавируса. Известно, что в стране в результате карантинных ограничений на перемещение людей, значительно сократились объемы производства и оказания услуг на 196 тысячах предприятий. Соответственно, снизились на 30-40 процентов налоговые поступления в ряде областей, а в некоторых районах и городах – более чем на 50 процентов. Возникли риски невозврата кредитов на сумму 3,6 трлн. сум предприятиями внешней торговли, 650 млрд. сум в транспортно-логистической сфере, 180 млрд. сум в сфере общественного питания, 90 млрд. сум в гостиничном бизнесе.

В ответ на вызовы, связанные с распространением пандемии, 19 марта Президентом был подписан указ «О первоочередных мерах по смягчению негативного воздействия на отрасли экономики пандемии коронавируса и глобальных кризисных явлений». В соответствии с Указом был создан Антикризисный фонд в объеме 10 трлн. сум, основными направлениями использования которого стали:

  • финансирование мероприятий по борьбе с распространением коронавирусной инфекции;
  • поддержка предпринимательства и занятости населения;
  • расширение социальной поддержки населения;
  • обеспечение устойчивого функционирования отраслей экономики.

За почти двухмесячный период с обнаружения признаков распространения пандемии была проделана огромная практическая работа по смягчению её воздействия на благосостояние населения и экономику по каждому из этих направлений.

На объём государственных расходов существенно повлияли стихийное бедствие, происшедшее в ночь на 28 апреля, основной удар которого пришелся на Алатский и Каракульский районы в Бухарской области, а также прорыв воды на Сардобинском водохранилище в Сырдарьинской области 1 мая. В Бухарской области стихия повредила более 38,0 тысяч домов, а также 847 социальных объектов и посевов по всей области. В Сырдарьинской области были эвакуированы в безопасные районы около 90,0 тысяч человек из 24 махаллей Сардобинского, Акалтынского и Мирзаабадского районов. В обеих областях был нанесён значительный ущерб сельскому хозяйству, производству, сфере услуг и инфраструктуре.

В упомянутом выше отчёте Fitch Ratings указывается на наличие валютных рисков, связанных с обслуживанием внешнего долга. Вместе с тем, своевременный переход к инфляционному таргетированию, начатый Центральным банком с этого года с целью постепенного снижения уровня инфляции до 5 процентов в 2023 г., позволяет снизить этот риск до приемлемого уровня. Ожидается, что риск в значительной мере будет также компенсирован за счёт уже предпринятых мер по государственной поддержке предприятий производственных отраслей, поддержке предпринимательства и занятости, а также макроэкономической стабилизации.