IMG_0466-minЧто такое ВВП? Это макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг (то есть предназначенных для непосредственного употребления), произведенных за год во всех отраслях экономики на территории государства для потребления, экспорта и накопления, вне зависимости от национальной принадлежности использованных факторов производства.

Однако в ряде стран с развитой демократией усомнились в том, что этот показатель  отображает реальную хозяйственную жизнь. В феврале 2008 года президент Франции Николя Саркози  обратился к нобелевским лауреатам по экономике Джозефу Стиглицу и Амартии Сену, а также к выдающемуся французскому экономисту Жану-Полю Фитусси с предложением создать комиссию из ведущих экономистов для изучения вопроса о том, является ли ВВП надежным индикатором экономического и социального прогресса.

Комиссию создали, и после нескольких лет работы пришли к главному выводу: использование рыночных цен при создании методов оценки экономического развития порочно в принципе!

Лауреаты Нобелевской премии вдруг обнаружили, что рыночное производство не является мерилом благосостояния. Смешение двух понятий приводит к ошибочным выводам о том, насколько хорошо живут люди, и может повлечь за собой неверные политические решения. Уровень материальной жизни теснее связан с измерениями реального дохода и потребления: производство может расширяться, тогда как доход – падать, и наоборот, если принять во внимание списание амортизации с капитала и доходы, которые репатриируются из страны или поступают в страну в виде инвестиций и других форм дохода.

В качестве примера искажения показателей доходов  можно привести Латвию. В Латвии последние пять лет ежегодно растет ВВП, но если посмотреть на статистику Евростата (статистическая служба Европейского союза – ред.), то по уровню цен PPS (паритет покупательной способности,  англ. -  purchasing power parity: соотношение двух или нескольких денежных единиц, валют разных стран, устанавливаемое по их покупательной способности применительно к определенному набору товаров и услуг), Латвия находится где-то на уровне Чехии, далеко опережая Литву, Польшу и Венгрию, не говоря уже про Болгарию и Румынию. А вот по уровню того же ВВП  на душу населения она скромно примостилась на задней скамейке статистической площадки, отставая от той же Чехии на 20 процентных пунктов. Проще говоря, здесь доходы совершенно не соответствуют сложившимся в стране ценам, что резко ограничивает потребительскую способность населения. При этом у Чехии, Польши и Венгрии остались собственные национальные валюты, которыми они еще могут подстегнуть бюджетные поступления, сдержать цены или стимулировать экспорт, тем более, что после Греции брюссельские комиссары не особенно обращают внимание на Маастрихские требования конвергенции. А вот Латвия со стабильным евро уже полностью окунулась в глобальную яму для аутсайдеров экономического прогресса. Поэтому жители страны все в большей мере ходят в гипермаркеты как на выставку, а не за покупками, предпочитая  отовариваться в Польше, проскакивая Литву, где монетарными насосами накачали цены даже посильнее, чем в Латвии. Основной бюджет не хочет наполняться из-за падения оборотов в торговых сетях, откуда Латвия получает наибольший кусок налогового пирога за счет НДС, ведь основная составляющая налоговых доходов — налог на добавленную стоимость. А он последние четыре года фактически не растет. Почему? Потому что не растет внутреннее потребление.

Nobel

Теперь, если  все поймут, что сам по себе ВВП порочен как показатель, тучный рост многих стран бывшего СССР может оказаться просто профанацией. Кстати, комиссия Саркози сразу обратила внимание на следующий факт: имеющиеся национальные счета показывают, что в ряде стран ОЭСР реальный доход домохозяйства рос совершенно иначе, чем реальный  ВВП на душу населения и, как правило, более низкими темпами. Кроме того,  существенная часть экономической деятельности протекает вне рынков и зачастую не отражается в национальных счетах.

Кроме того, комиссия пришла к неутешительным выводам: выпускаемая продукция в рыночных ценах может быть не востребована и искажать реальную статистику. Отсутствуют методики измерения стоимости досуга населения, для некоторых активов не существует рынков, на которых ими можно торговать, нет серьезного и выверенного учета услуг и товаров, которые домохозяйства сами оказывают друг другу, например ежедневные совместные поездки на работу или присмотр за соседскими детьми или престарелыми.

По мнению экспертов, нельзя считать услуги по отраслям скопом, ведь занятия преподавателя со студентом-выпускником и с первокурсником - это разные по стоимости услуги; лечение разных болезней также различается по стоимости. А все это - инвестиции в человеческий капитал.  Лауреаты Нобелевской премии считают: чтобы знать, что происходит с экономикой, нужно точно определить изменения в уровне богатства. Поэтому они предлагают рассматривать доход и потребление совместно с богатством. Измерение богатства должно занимать центральное место при измерении устойчивости. То, что переходит в будущее, должно быть представлено в виде запасов – физического, природного, человеческого или социального капитала. Кроме того, в расчетах предлагается делать акцент на домохозяйства и начать определять доход в нерыночных сферах.

Представляете, если теперь по методике комиссии Саркози посчитать  богатство бывших советских республик, которое досталось от СССР, и сравнить с сегодняшним? Боюсь, что придется еще приплатить Советам за наше счастливое детство – ведь, закручивая гайки в социальной сфере, любое правительство под говорильню о либеральной экономике может сильно разочаровать, если сравнить  инвестиции в человеческий капитал сегодня и при советской власти, когда, несмотря на остаточный принцип финансирования, инвестиции в здравоохранение и образование были существенными, а льготы и социальные выплаты при низком пенсионном возрасте - вообще беспрецедентными.  Посмотрите на все составы правительств независимых государств, где депутаты, получившие образование, как правило, в советское время и испытавшие в детстве и юности все "тяготы" коммунистического режима, часто крушат социальные сферы, так как привыкли все иметь бесплатно от государства и не понимают, откуда эти льготы должны взяться.

Вопросов много, но уже сегодня можно констатировать, что статистика очень далеко отстоит от реальной жизни, позволяя политикам оправдывать свои непродуманные шаги и грубые промахи.

В падающей экономике  деньги часто брать неоткуда, кроме увеличения отчислений дивидендов от госпредприятий,  тормозя их будущее развитие. В налоговой политике вместо стимулирования бизнеса, упор делается на репрессивные меры. Также нарастают предложения по урезанию пособий по безработице и больничным. А это как раз те статьи, которые включаются в понятие богатства для расчета по новой системе национальных счетов, предлагаемой комиссией Саркози, если, конечно,  считать главным показателем процветания страны человеческий капитал, а не дутые цифры сегодняшнего ВВП.  В советское время был так называемый валовой показатель выпуска продукции, куда прятали и качество, и  количество, и даже потребность в данной продукции.  Так что с  нашим  ВВП - разве что "Back in USSR", как пели The Beatles …



Юрий Балтгайлис, Dr. oec

Бесплатная подписка на интернет-версию журнала We & World Economics    https://www.wem.az/subscribe/

Следите за нашими обновлениями в социальных сетях:

https://www.facebook.com/worldeconomicsmagazine/

https://www.linkedin.com/company/we-&-world-economics/

https://www.instagram.com/worldeconomicsmagazine/

https://twitter.com/WEMAzerbaijan